Вы находитесь здесь: Главная > Личности > Четыре дня

Четыре дня

Четыре дня тому был еще подполковником. А теперь лишен всего и содержится под арестом в павловской крепости Бип.

Генерал не спрашивал более. Шагая рядом, он жаловался:

— Живем тесно по причине большого постоя морских и адмиралтейских команд. Рекруты, прибывающие сюда для пополнения гарнизона, от перемены климата впадают в болезни. Офицеры жалуются, что на деньги, выдаваемые от города, они по чинам своим квартир никак нанимать не могут и должны добавлять от своего жалованья. Вот и пришли. Отдыхайте.

— Премного благодарен, Яков Антонович…

28 апреля комендант Ревельской крепости рапортовал царю:

«При высочайшем Вашего Императорского Величества повелении полковник Грузинов фельдъегерем сюда, в крепость, сего числа привезен, и в содержании его под присмотром высочайшее Вашего Императорского Величества предписание я в самой точности исполнить потщусь».

Однако как исполнить, если у присланного «для содержания под присмотром… ни денег на пропитание, ни одежды, кроме имеющейся на нем» нет. Чего доброго, важного преступника заедят вши или он умрет от истощения. И Яков де Кастро Лацерда пишет через неделю в Петербург, умоляя генерал-адъютанта А.И. Нелидова «при удобном случае испросить высочайшего о том повеления… отколь ему сие нужное довольствие производить».

Странным кажется сам по себе запрос коменданта, поскольку по тогдашним правилам ссыльные обязаны были добывать себе все необходимое за счет собственных средств или путем сбора милостыни у жителей города. Как видно, первым способом Грузинов не мог воспользоваться, а второй был явно не по чину.

Вообще-то Евграф Осипович получал до ареста немалое жалованье за службу — тысячу двести рублей в год. Кроме того, доходы от крепостных и нескольких селений в Петербургской губернии, выделенных полковнику в командорство, позволяли ему вести жизнь светского человека. Но от крестьян он отказался, хотя пока об этом открыто не заявил. Делами своего командорства также не занимался.

Поэтому денег Грузинову постоянно не хватало, приходилось занимать у земляков. Куда уходили они, трудно сказать. По кабакам он не ходил, поскольку к вину так и не пристрастился до конца дней своих — явление почти исключительное в казачьей офицерской среде.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.