Вы находитесь здесь: Главная > Личности > Дагестанская и чеченская эпическая поэзия

Дагестанская и чеченская эпическая поэзия

Дагестанская и чеченская эпическая поэзия XVIII — начала XIX вв. прославляет сначала удаль, храбрость, героизм горских воинов, а уже потом — добычу.

В системе духовного воспитания юного горца важное место занимали материнские рассказы о его предках или близких родственниках, которые своими дерзкими деяниями добились широкого общественного признания и служили высоким примером для молодого поколения.

Горцы презирали «равнину» с ее обитателями. Она символизировала чужой, враждебный мир, заслуживавший того, чтобы быть объектом грабежа. Очевидно, что набеги как способ обеспечения людей средствами к существованию были слишком рискованным «производством», чтобы строить на нем экономический базис общества. Фактор риска заметно возрос с появлением на Кавказе русской армии, взявшей под присмотр районы традиционных вылазок горцев — Восточную Грузию, Северный Азербайджан, Приморский Дагестан, Кавказскую пограничную линию. Количество того, что «плохо лежит», постоянно уменьшалось. Промысловые рейды требовали все больших усилий, бесстрашия, ума, изворотливости. При сокращении «экономической» эффективности повышалась моральная ценность этого, ставшего еще более опасным, а значит и более героическим, ремесла. Конечно, реальная добыча (в виде скота, зерна, пленных, предметов обихода и т.д.) служила для горца подспорьем в его весьма скудном хозяйстве, но добыча как эквивалентное выражение престижа была не менее значима, чем ее «стоимостное» содержание.

Кроме того, военный образ жизни горцев, о котором справедливо пишут историки, — это не только экспансия, но и оборона собственной общины или союза общин от внешних врагов с целью сохранения территориальной и этнической целостности, экономического благополучия и т. д. На всякую агрессию всегда найдется адекватный или даже более сильный ответ. В ряде случаев агрессивные общества сами становились жертвами могущественных соседей, перед которыми приходилось смиряться. Не случайно народное сознание воспринимало «память о доблестной защите отечества как лучшее наследие предков».

Набеги мало что меняли в «формационной» эволюции общества. Этот институт, внешне очень динамичный, оставался в своей военной, организационной и идеологической модели неизменным на протяжении столетий. Будучи, с точки зрения саморазвития, статичным феноменом, он не оказал существенного влияния.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.