Вы находитесь здесь: Главная > Личности > Его задействовали

Его задействовали

Его задействовали в идеологическом противоборстве различных социально-политических и конфессиональных сил — националистического толка, с одной стороны, и шовинистического, с другой.

Первые не принимают в адрес Шамиля никаких упреков или сомнений; вторые предпочитают видеть в нем преимущественно жестокого вождя темных горцев, воевавшего против цивилизованной России. Между этими простейшими и далеко не новыми клише встречаются переходные оттенки. Однако в целом авторам редко хватает такта и мастерства, чтобы изложить свои взгляды тонко, изящно, ненавязчиво. Шамиль либо прекрасен, либо отвратителен. Он либо возвеличен до идолоподобного существа, либо низведен до первобытного племенного главаря с варварской моралью, примитивным мировосприятием и грубыми жизненными запросами. Третьего не дано. Впрочем, не совсем так.

Есть еще одна, особая разновидность отношения к этой личности. В ряде новейших официальных учебников по истории России имя Шамиля вообще не упоминается. Поскольку заподозрить авторов в невежестве или забывчивости трудно, остается предположить с их стороны недвусмысленные потуги вывести его из контекста российского прошлого, если и не вовсе как персону поп grata, то, по крайней мере, как фигуру неорганичную, чужеродную и неудобную. Нужно отдать должное простоте и в то же время изощренности этого в некотором роде самого идеологизированного подхода к Шамилю, основанного на столь знакомом принципе: «нет человека — нет проблемы». Даже в период апогея антишамилевской кампании в начале 1950-х годов самые рьяные ее участники не додумались до такого иезуитского способа сведения счетов с Шамилем, как демонстративное его замалчивание.

Вместе с тем достойны уважения искренность и добросовестность тех немногих исследователей, которые стремятся подняться «над схваткой». Их краткие биографические очерки о Шамиле выполнены в фактологическом ключе и в более или менее нейтральной тональности, преследуя, пусть и не без издержек, скорее просветительские, чем назидательно-пропагандистские цели. В этом их главное достоинство и главный недостаток. Ибо преимущества объективного, «фотографического» изображения оборачиваются изъянами в «художественном» полотне, предполагающем выразительность средств и субъективность творческого видения. По современным «историческим портретам» узнать Шамиля еще можно, но понять нельзя. На них он гораздо проще, чем был на самом деле: в нем мало жизни; в нем мало внутренней драмы вождя и человека; в нем, кавказском «сфинксе, неразгаданном до гроба», совершенно.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.