Вы находитесь здесь: Главная > Личности > Когда я бываю в Америке

Когда я бываю в Америке

Когда я бываю в Америке, говорю как друг, как человек, который сделал ставку на улучшение отношений с этим народом, с этой страной, — это заблуждение, опасное головокружение. И пока оно не переросло в политическую систему, в комплекс планов и решений, надо хорошенько обдумать, куда же мы идем, собраться с мыслями. Сначала решить, куда идти, что строить.

Гордон М. Хан. Девятый вопрос. Какова Ваша оценка советско-американских саммитов того периода (Женева 1985, Рейкьявик 1986, Вашингтон 1987, Москва 1988)?

Горбачев М.С. Все были успешными. Я думаю, можно отметить московский саммит 1988 года. Это перед уходом Рейгана. По-моему, даже Буш не хотел, чтобы Рейган успел выйти на договор по стратегическим наступательным вооружениям. Требовались экстраординарные усилия. Тогда мы договорились: хорошо, давайте подготовим рамочный договор. Это удалось сделать.

Но все равно сам приезд президента Рейгана сюда, его встречи! И когда они сказали, что хотели бы встретиться с диссидентами, мы ответили: с кем хотите — встречайтесь, куда хотите — езжайте. Поэтому они и на Красную площадь вышли, и по Арбату прошлись. Собрали целую компанию диссидентов.

Кувалдин В.Б. И в МГУ он выступил.

Горбачев М.С. А Нэнси отправилась к Андрею Вознесенскому домой, в Пастернаковский музей сходила в Переделкино, в Ленинград съездила, с кем хотела — встретилась. К этому времени у нас уже никаких таких проблем не было. Мы очень многое поняли, стали другими. С политической точки зрения, с точки зрения налаживания отношений, диалога, этот визит не уступает другим.

Вашингтон был моим первым визитом в США, тогда было подписано первое соглашение по сокращению ядерных вооружений. Это был исторический визит. И все это чувствовали. Возвращаемся с приема, где Ван Клиберн играл, а мы подпевали «Подмосковные вечера», идем по коридору мимо портрета Линкольна, за нами идут два американских генерала, и один из них говорит другому: «Джон (условно), слушай, увидел бы президент Линкольн, что у нас происходит. В Белом доме поют «Подмосковные вечера», а над Белым домом развивается красный флаг».

Я считаю, что очень значимы первые два саммита: Женева (я уже говорил) — это было очень важное начало, а Рейкьявик — настоящий прорыв.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.