Вы находитесь здесь: Главная > Личности > Кувалдин В.Б.

Кувалдин В.Б.

Кувалдин В.Б. Михаил Сергеевич, интересный вопрос: почему Вы их не использовали. В наших интервью мы получили разные объяснения.

Считается, что запасной позицией было разрешение Политбюро развязать пакет, вычленить вопрос о средних ракетах и ракетах меньшей дальности. И считается — к этому склоняется большинство наших собеседников, — что маршал Ахромеев, выражая точку зрения военных, все-таки Вас убедил не использовать эту запасную позицию, хотя Шеварднадзе был за это. Вот что мы услышали в наших интервью.

Гордон М. Хан. …Ревенко сказал, что запасная позиция была не нужна, потому что у Вас был карт-бланш…

Горбачев М.С. Он прав. Все определила ситуация. Мы так далеко пошли и вышли на новый уровень. Так что использование этой запасной позиции выглядело бы таким образом, что нам безразлично то, что мы по всем видам, по всем направлениям договорились, а теперь все сводим к ракетам средней дальности.

Кувалдин В.Б. Вы считали это откатом?

Горбачев М.С. Да. Я, откровенно говоря, считал, что всеобъемлющие договоренности возможны. Поэтому я полагал, что мы выдвигаем реалистические предложения, и партнеры, поразмыслив, отреагируют конструктивно. Но оказалось, президент Рейган со своей командой приехал с пустыми руками. По-видимому, они считали, что довели Горбачева до кондиции, и теперь надо только собирать в свою корзину плоды и яйца, с которыми приедет Горбачев. А когда мы их поставили перед выбором, то выяснилось, они просто были не готовы к ведению таких переговоров. Я это быстро почувствовал.

В беседе один на один президент стал мне повторять общие места. Та же жвачка, что и раньше. Выслушав его, я сказал: «Позвольте мне теперь сказать. Я привез серьезные, конкретные предложения. С них и начну. Женеву спустили на тормозах. Все остается по-прежнему. Нам нужно на нашем уровне принять серьезные решения для того, чтобы изменить ситуацию. И мы вносим такие предложения». И излагаю все по порядку. Когда я начал реагировать и спорить с ним, у него бумажки выпали из рук, упали на пол. Вижу, у него на щеках румянец, он как-то растерян. Я уже знал, что он не любит входить в детали. Поэтому, оценив ситуацию, я сказал: тогда я перехожу к конкретному изложению наших новых предложений и, чтобы нам 2 раза не говорить одно и то же, давайте пригласим наших министров иностранных дел.

Я об этом впервые говорю здесь и не хочу, чтобы это просочилось. Я об этом не сказал в мемуарах. Думаю, все то, что мы сделали вместе с президентом Рейганом, обязывает меня некоторые вещи оставлять за пределами гласности. Думаю, что это можно оставить в записи, но не обнародовать*.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.