Вы находитесь здесь: Главная > Личности > Кувалдин В.Б.

Кувалдин В.Б.

Кувалдин В.Б. Михаил Сергеевич, тогда пометьте в авторизованном тексте, что этот фрагмент Вы блокируете.

Горбачев М.С. Был такой момент. Я почувствовал, что нужно помочь президенту, потому что иначе ему трудно будет и мне трудно будет с ним разговаривать. Пригласили министров. Сначала, когда я докладывал, президент начал реагировать и немножко неадекватно, но Шульц говорит: «Одну минутку, президент, давайте дослушаем до конца». И добавляет: «Это подходит, это приемлемо». Я воздаю должное Джорджу Шульцу. Президент Рейган, несомненно, принимал решения, его никто не мог обойти. Но без Шульца, без его очень важной роли рядом с президентом. Этот тандем я хочу отметить. Хочу отметить его огромный вклад рядом с Рейганом.

Так же, как и Эдуарда Шеварднадзе. Это человек, которому я очень доверял. Он действовал с большой ответственностью. Многие говорят о его темпераменте, о том, что он горячился, неоправданно уступал. Делают намеки на то, что он чуть ли не пошел на какое-то закулисное сотрудничество с американцами. Поскольку был случай, когда он поехал на переговоры без переводчика. Это сплетни. Это козни наушников. По большому счету Шеварднадзе был человеком-патриотом, с широким взглядом, много сделавший для того, чтобы мы с Западом смогли понять друг друга. Я его ценю. Я был против его ухода в критический момент. Он меня тогда поставил перед фактом.

Я не использовал запасную позицию, потому что мы продвигались вперед в переговорном процессе, пункт за пунктом достигали согласия и дошли до СОИ, где споткнулись. Зачем было выделять средние ракеты, если мы договорились по всему комплексу вопросов. Пакет мы распечатали позже. Сначала надо было дать возможность этим договоренностям поработать в столь драматической форме. Я думаю, что Рейкьявик — это больше, чем просто ядерная сделка, это совсем другой уровень. Это взгляд друг на друга не как на врагов, а осознание, что обе наши державы — заложницы политики «холодной войны», гонки вооружений, и что из этого надо поскорее выбираться. С далеко идущими предложениями и последствиями. Без Рейкьявика не было бы ни 87-го года, ни 88-го и последующих. Это был прорыв.

Кувалдин В.Б. Михаил Сергеевич, я знаю, что Вы могли бы многое рассказать, отвечая на вторую часть этого вопроса, и это было бы безумно интересно. Но если наступить на горло собственной песне и дать по одному ответу на вопрос: что было наиболее важным в этих встречах (если выделить что-то одно) и что Вам запомнилось лично больше всего (просто хотя бы указать)?

Горбачев М.С. Рейган.

Кувалдин В.Б. Человек?

Горбачев М.С. Да. Это имело важнейшее значение. Именно поэтому нам удалось на первой же встрече выйти на совместное заявление.

Кувалдин В.Б. То есть первый блин не комом.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.