Вы находитесь здесь: Главная > Без рубрики > Милюков

Милюков

Милюкова не имел и не мог иметь никаких последствий и, как бумеранг, совершив кругосветный полет, пал на голову Павла Николаевича. «Это не макиавеллизм,— сказал мне тогда Коростовец,— это очередной милюковизм». Так оценили поступок Милюкова те, кто сам был не чужд макиавеллизма, ибо создание «украинского государства» с несомненной тенденцией к расчленению России, да еще при помощи оккупационных немецких гарнизонов, в то время как в остальной России все русское антибольшевистское движение продолжало считать Германию врагом, и притом на основании Брест-Литовского мира, заключенного большевиками, было явным макиавеллизмом, которому не хватало лишь одного, чтобы стать полезным практически,— это замены немецкой оккупации союзнической и затем быстрой и решительной борьбы с советской частью России, точнее, с большевистскими узурпаторами.

В Киеве от лиц, хорошо знавших все подробности свидания Милюкова с высшим германским командованием, я слышал, что Милюков при личном свидании держал себя в высшей степени заносчиво, заявив, что обращается к немцам как к «врагам России», потому что считает большевиков «врагами человечества» и находит, что занятие Украины немцами есть «меньшее зло, чем занятие ее большевиками». Вместе с тем он потребовал полнейшего невмешательства немцев во внутреннюю политику Украины. Он соглашался встать во главе правительства Украины, но отказывался дать какие бы то ни было гарантии в отношении будущей внешней политики России и вступать в какие бы то ни было отношения с Германией, считая, что этот вопрос мог быть решен лишь на предстоявшем конгрессе.

В ответ один германский генерал сказал: «Вы хотите использовать немецкие штыки для неизвестных нам целей — таких предложений мы не можем обсуждать». Тогда Милюков заявил, что немецкие штыки принесли слишком много зла России, чтобы он мог изменять в угоду им русские цели.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.