Вы находитесь здесь: Главная > Личности > После этого события

После этого события

После этого события наша забастовка, формально подчиненная ЦК Союза союзов, приобрела профессионально-дипломатический характер. Нашим неучастием в брест-литовских переговорах мы сохраняли для России дипломатические и консульские кадры на тот случай, если бы силой вещей Россия вернулась на антантофильские позиции 1914—1917 гг. Мы намеренно, невзирая на крах демократической платформы всего антибольшевистского движения и всеобщее разочарование в самой идее саботажа, продолжали отстаивать в ЦК Союза союзов необходимость дипломатической антибольшевистской акции до завершения брест-литовских переговоров даже в том случае, если будет декретировано окончание нашего саботажа. Но в то же самое время в нашей среде оживленно обсуждались международно-политические последствия большевистского переворота, упрочения и развития созданного им режима.

Комитет ОСМИДа был не только пунктом, где сосредоточивалась вся информация об антибольшевистском движении, но и дипломатическим клубом, где обсуждались шансы той или иной международной ориентации России. Это имело значение для дальнейшего поведения всего русского дипломатического корпуса в эпоху белого движения, так как в комитет ОСМИДа входили самые видные чиновники ведомства и большинство начальников политических отделов, т. е. именно те, кто в царскую эпоху и в эпоху Временного правительства вел международную политику России.

Не только члены комитета, как В. И. Некрасов, начальник Среднеазиатского отдела, или Г. А. Козаков, начальник Дальневосточного отдела, но и лица, не входившие в комитет ОСМИДа, например Б. А. Татищев, посещали иногда наши заседания, и, конечно, благодаря участию Татищева, начальника Канцелярии министра и I Политического отдела, заведовавшего европейскими делами, наши обсуждения международно-политических вопросов носили не академический характер, а служили подготовкой к новой акции.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.