Вы находитесь здесь: Главная > Без рубрики > Сидим мы

Сидим мы

«Сидим мы, — говорил Дюма, — ждем появления президента США Рейгана. Прикидываем: сейчас будет накачивать, чтобы не поддаваться новому советскому руководству, чтобы Атлантический блок был сплочен, чтоб была дисциплина, готовность дать отпор в любой момент — и политически, и пропагандистски, словом, быть на высоте. И вдруг входит Рейган и говорит (мы были ошарашены): «Смотрите, вот пришел Горбачев — это новое поколение, новый человек. Я думаю, мы должны ему помочь, и поладить. Мне кажется, я реально оцениваю ситуацию». Мы все, конечно, поддержали».

То есть еще до того, как мы встретились с ним в Женеве, там тоже что-то происходило, намечалось.

Если взять 85-й год, крупных событий вроде бы не было, но шла огромная, интенсивная работа и у нас, и в США, и в Европе. Поиск. Было такое ощущение: появился шанс. Его надо было не упустить. Все наши дискуссии, поездки, размышления подталкивали к действиям, поскольку мы чувствовали себя убежденными, уверенными. Такова была моя позиция и позиция Шеварднадзе, ее поддержало все Политбюро. И 15 января 86-го года я выступил с Заявлением — программой безъядерного мира, сокращения войск и вооружений, ликвидации химического оружия и т.д.

Первая реакция была такой: пропагандистский трюк очередного генсека. Вспомните, именно так и было. Когда мы пошли по этому пути, прекратили ядерные испытания и призывали партнеров последовать нашему примеру, стали активнее на переговорах, наши партнеры начали присматриваться. Мы, конечно, внимательно следили за их реакцией, поручили разведке и дипломатам собирать информацию.

Программа 15 января стала объектом острой критики. Ее начали разбирать и анализировать, сопоставлять с нашими практическими шагами.

Я считаю, что к январю 86-го года мы сформировали основные принципиальные подходы. И естественно, мы должны были думать об улучшении отношений с Соединенными Штатами.

Если подытожить, эта политика дала многое — и нам, и нашим партнерам, всему миру. Покончили с «холодной войной», вышли на партнерство и сотрудничество с Соединенными Штатами Америки. Потом вышли на Стокгольм-1, Стокгольм-2, Венские переговоры стали давать результаты, наконец, — Хартия для Европы, подписанная в Париже, Договор по обычным вооружениям в Европе, подписанный там же странами НАТО и Варшавского Договора.

В конце концов, новый наш подход к высокой политике привел к тому, что мы сдвинули гору с места. А сколько было дискуссий! Сколько обвинений, сколько попыток изобличить нас! Сколько схваток на всех меридианах и параллелях. В любой точке, где возникало какое-то противостояние, какой-то конфликт, сразу же появлялись две стороны: на одной стороне — Соединенные Штаты и их союзники, на другой — Советский Союз. «Холодная война» и противостояние определяли не только международную атмосферу, международные отношения, их характер, напряженность.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.