Вы находитесь здесь: Главная > Личности > В его радушии

В его радушии

В его радушии не было чувства, а в его мести — настоящего гнева. Блестящий актер, он пленял и обезоруживал свою жертву выражением трогательных эмоций, искренность которых не вызывала сомнений. Чем сильнее он ненавидел, тем меньше это показывал. Его глаза могли излучать глубокое сострадание по отношению к тому, кого бы он с удовольствием уничтожил. Даже самые великодушные и щедрые жесты он позволял себе только ради собственной пользы. Он умел представить свою алчность бескорыстием, эгоистичные помыслы — заботой о других, пустые обещания — уже предоставленной помощью. Услуги, оказанные им, он ставил гораздо выше чем услуги, оказанные ему: первые необходимо было продать подороже, а вторые — купить подешевле. Внушительным тоном, изящным слогом, мягким и вкрадчивым голосом он добивался доверия, особенно тогда, когда уже твердо решил обмануть.

Отдельным ханам удавалось благодаря выдающимся политическим способностям и личным качествам достигать значительного могущества. Но и в этом случае их влияние на вооруженных общинников обуславливалось силой морального авторитета, а не силой формальной власти. Таким, к примеру, был Умма-хан Аварский (вторая половина XVIII в.). Перед ним трепетали соседние дагестанские ханы, стараясь заручиться его благосклонностью. Дружбы и союза с ним искали сатрапы иранского шаха в Закавказье и грузинский царь Ираклий II. Все это во многом потому, что Ум-ма-хан лучше других дагестанских правителей сумел найти общий язык со своими «подданными». Он выполнял также функции защитника более слабых племен от более сильных, за что ему платили натуральную подать.

Относительная социальная свобода горских общин отразилась и в их внутриполитическом строе. Они и тут не знали иной формы власти, кроме как «власти» умного и опытного воина, получавшего с общего согласия соплеменников полномочия военного вождя, да и то на время боевой кампании. В мирное время все были равны перед законами общества. Социальные различия не имели институциональной основы, а происходили от различий в природных дарованиях людей и, при прочих равных обстоятельствах, от степени благосклонности к ним судьбы. Вождь был неформальным лидером, «королем без титула». Временные властные прерогативы он получал благодаря своему таланту, доблести, заслугам и, конечно, не раньше, чем на это имелась самая высшая санкция — санкция.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.