Вы находитесь здесь: Главная > Личности > В Женеве

В Женеве

В Женеве во время встречи с президентом Рейганом я увидел, как действует первый зам. МИДа Корниенко. Интересное зрелище. Встреча подходила к концу, а наши сотрудники, работавшие над коммюнике, никак не могли договориться. Мы с Рейганом уже допиваем кофе. Появляются Шульц и Корниенко и говорят: не можем договориться, не можем выйти на согласованный документ. И продолжают спорить. Я сижу, а надо мной нависает Корниенко с перстом, готовым пронзить Шульца, весь красный от ярости. А Шульц — человек очень выдержанный — говорит: «Господин Генеральный секретарь, видите, вот так мы и ведем наши беседы». Рейган сказал: «Генеральный секретарь, давайте ударим кулаком по столу!». Я говорю: «Давайте ударим!». Действительно ударили и приказали: «Объявляем перерыв и разбираемся».

Я пригласил всю делегацию, которая вела переговоры. Это и Бессмертных, и другие. Бессмертных — американист, конструктивный, знающий человек, солидный. За 15 минут сняли все разногласия. В чем они заключались? Например, синонимы. Я говорю: берите любой, я не против ни того, ни другого. Вычеркнули. Какие-то споры относительно нашего «Аэрофлота». Я поднимаю трубку, соединяюсь с министром Бугаевым, спрашиваю: «Какие у тебя разногласия с американцами по поводу возобновления полетов?». Он говорит: «Есть технические разногласия». Следующий вопрос: «Можно записать, что мы готовы?». Он отвечает: «Что за вопрос, конечно, надо так сделать». Сняли и этот вопрос. Были еще какие-то вопросы, не припомню. Словом, пустяки. А перед нами они впали в такой раж, особенно Корниенко, что показалось: речь идет о таких вещах, что впору чуть ли не воевать. На меня все это произвело удручающее впечатление. Увы! Так было.

Но после изменений в Политбюро, в правительстве (а правительство возглавил Рыжков), а главное — изменений в МИДе, все у нас пошло нормально. Я должен сказать, что был разработан очень эффективный механизм. Об этом мог бы вам рассказать и Шеварднадзе, и другие.

Кувалдин В.Б. У нас запланирована в обязательном порядке встреча с Шеварднадзе. Тем более что в отношении Шеварднадзе оценки наших собеседников очень расходятся. Мы планируем специальную поездку к Шеварднадзе, которую надо основательно подготовить1.

Горбачев М.С. Должен сказать, что обычно, когда возникал какой-то вопрос, — то ли у генсека, то ли на основе встреч, обращений, писем, то ли в результате какого-то визита, — механизм был стандартный: давались поручения Министерству иностранных дел или Международному отделу ЦК КПСС. Между ними всегда была конкуренция. Я считал, что это хорошо.

Международный отдел ЦК был очень сильным, один из самых мощных отделов, состоящий из политически зрелых, образованных, эрудированных людей. Я столкнулся с ними, еще будучи секретарем Ставропольского крайкома партии, в зарубежных поездках, когда был в составе делегаций или возглавлял их. Со многими был знаком. С Черняевым я съездил первый раз еще в 72-м году в Бельгию. Я возглавлял делегацию, а он — от ЦК партии. Так я знакомился с ними заранее, еще до переезда в Москву. Потом, в ЦК, они мне много помогали.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.